Тёлки на выгоне


Сколько себя помню, каждое лето я ездил к бабушке в деревню. Месяц-другой мне приходилось осваивать народное хозяйство, для которого я не был создан. Типичное дитя мегаполиса – к крестьянскому труду руки не стоят совсем, от слова – абсолютно. Единственный прок от меня – роль пастуха бабушкиной коровы «Зорьки». В этой ипостаси я и проводил большую часть времени за городом.

Пастбище, я и корова – скука смертная. Интернета нет, батарея в телефоне больше полдня не выдерживает, и компанию некому составить – место, не востребованное у аборигенов. Среди жителей села знакомых много, но у каждого свои дела-заботы, меня развлекать времени, ни у кого нет.

Лежу себе как обычно, мух отгоняю и тут – бабкина соседка, тётя Шура, свою корову рядом с нашей привязывает.

- А что это вы решили здесь свою пасти, тёть Шур? – показываю я на рогатую.

- Да, место хорошее. Люди сюда, чего-то, не ходят, а ты, смотрю, давно тут пасёшь.

- А чё далеко ходить? Вон, до дома близко.

- Доить, то, умеешь?

- Не понял, – не понял я вопроса.

- Ну, корову свою когда-нибудь за вымя тискал, или только бабка её доит?

- Не, доить не пробовал.

- Набирайся опыта на коровах, а там и с девками поспособствует, – странно шутила тётя Шура.

Что надо знать про тётю Шуру, так это то, что в свои тридцать пять лет она еще не была замужем, а для деревенской бабы это приговор. Нет, в девках она не ходила – по селу пошла молва, дескать, Шурка на передок слабовата и безотказна, если мужики просят, от чего и не хочет её никто в жены брать.

- Слышала, бабка хвалила, ты в медицинский поступил. Небось, там уже какую-то медсестру будущую обхаживаешь.

- Хотелось бы, но с этими делами, пока что, не везет, – не знаю зачем, я стал откровенничать с соседкой.

- Может совет, какой, нужен? Так я могу дать…

Последняя фраза показалась мне двусмысленной. Не скажу, что я об этом не мечтал, глядя на широкие Шурины бёдра и налитые буфера шестого размера. Зная, о её репутации, я и раньше грезил жарким соитием с этой половозрелой самкой, но, из-за разницы в возрасте и соседства с моей бабушкой, мне было страшно рассматривать вариант интимной близости всерьез.

- Чё, ты, покраснел, как свекла? Я бабке твоей не расскажу, о чём мы тут секретничаем. Коль есть чё сказать или спросить – не стесняйся.

Тётя Шура оставила свою корову пастись, а сама уселась возле меня на травку. Не успел я слово сказать, как женщина, безо всякого предупреждения, поцеловала меня в губы.

- В твоем возрасте, я полагаю, ты уже целовался с девочкой.

Ошарашенный, я только утвердительно кивнул. Мой член, разрывающий шорты, говорил красноречивее меня. Шура заметила эрекцию и, словно сорвалась с тормозов. Она взяла мою руку и засунула себе под блузку. Как выяснилось, лифчика на ней не было, и моя ладонь легла на оголенные, безразмерные, женские молочные железы. Рефлекторно, я сразу сжал сиську и начал совершать щупательные манипуляции, как вдруг, в глазах потемнело и семя полилось из моего пульсирующего члена, прямиком в плавки. Женщина поняла, что я спекся, но это её не остановило. Она стащила с меня всю нижнюю одежду и принялась возвращать в строй моего, раньше времени сошедшего с дистанции, бойца. Шура так крепко сжимала, мой вновь твердеющий хрен и так неистово его дрочила, что немного перестаралась и я повторно, за две-три минуты прелюдии, обкончался, как зелёный девственник.

Поняв, что так дела не будет, тётя Шура сняла из себя трусы, уложила меня на спину и забралась верхом на мой ещё не до конца обмякший член. Даже в полуэрегированном состоянии пенис вошел в мокрую тёткину пилотку. Остатки кончи на стволе залупы, способствовали лучшему скольжению внутри влагалища. Я схватил женщину за огромную, шершавую задницу и начал насаживать на свой прибор, который, даже после двух оргазмов, откликнулся на зов долгожданной промежности. Прыгающая на мне соседка моей бабушки, мычала как самая настоящая тёлка. Её вымя повываливалось наружу и елозило перед моим носом.

Шура нагнулась вперед и легла на меня всей тяжестью своего пылкого тела. При этом, булки её жопы разошлись в стороны и среднем пальцем, я смог нащупать Шурино анальное отверстие.

- Сунь палец внутрь, – простонала мне на ухо, пребывающая в сладкой прострации женщина.

Длинна рук не позволяла мне залезть ей в очко поглубже, так что я ограничился банальным щекотанием сфинктера. Но, и этого, похоже, хватило, так как давалка сразу ж кончила (видимо, по старой памяти, привыкла, когда ей суют одновременно в две дырки).

- Хочу ещё, – заявил я, поняв, что получив своё, тётка потеряла интерес.

- Я те, чё, блядь какая-то? Ты мне деньги платил? Разок-другой кончил, и на том говори спасибо, тётя Шура. А я пошла – у меня полный двор работы. За всё это, корову мою сегодня пасти будешь, и чтобы домой к семи пригнал.

Теперь, когда мой жеребец опять налился кровью, такие разговоры меня не устраивали. Да, я дважды спустил, но я её об этом не просил, а эта сука, выходит, попользовалась мной, а теперь хочет свалить.

Только тётя Шура начала просовывать свою ногу, чтобы одеть трусы, как уже я повалил её на спину, силой развел её колени в разный стороны и, с первой попытки, вогнал свой хуй в неё, заново.

- Ах, ты ж негодяй! Я всё бабушке твоей доложу! Слезь с меня!

Но, не тут-то было. Доминируя в физической силе, я удовлетворялся, оправдывая себя тем, что не я это начал, то бишь, сама виновата, сука.

Кричать не было смысла, так как кроме двух пасущихся коров нас никто не слышал, но Шурка этого и не пыталась делать. Буквально, через тридцать секунд, она уже вцепилась в мою спину и подмахивала своей широкой кормой, каждому моему движению. Лежа на ней, я, будто на водяном матрасе, перекатывался на огромных, упругих сиськах. Вгоняя по самые яйца, я шлепал ими об, испачканную сырой землей, жирную жопу своей легкодоступной соседки. В конце концов, я кончил внутрь, не спрашивая на это разрешения. Как только моя сперма потекла стенками влагалища, оно отреагировало обоюдным оргазмом.

Три-четыре секунды я приходил в себя, потом мы, молча, оделись и Шура, не знаю, как её по отчеству, оттраханная и довольная пошла домой, оставив на меня свою корову.

С тех пор, я приобщился к числу Шуриных ебарей, коих в деревне с два десятка. За то время, что я гостил у бабушки, секс с соседкой успел приестся, поэтому, в какой-то момент, я послал сею зрелую давалку и переключился на одну молоденькую тёлочку, которая тем летом, также приехала погостить к родственникам из города. Но, о том, как на одной из сельских дискотек, я развел пьяненькую девчонку на секс, я расскажу позже (если вы оцените данный рассказ лайком).


Гость, оставишь комментарий?
Имя:*
E-Mail:


НОВЫЕ ИСТОРИИ: new
Комментарии